Ясли для предпринимателя

Поддержка малого и среднего бизнеса объявлена одной из важнейших задач государственной политики в области экономики. Но для успеха любого начинания мало только решений «верхов», - необходима и инициатива «низов». Одним из таких проявлений инициативы самого бизнеса стал калининградский Фонд знаний и технологий для малого и среднего бизнеса. Учредитель этой некоммерческой организации Олег Матукевич рассказал о задачах и методах работы этой структуры.

- Фонд знаний и технологий для малого и среднего бизнеса - это частный некоммерческий фонд. Мы не бизнес-инкубатор. Мы называем себя бизнес-ясли для тех, кто уже умеет ходить. Это его основное отличие от бизнес-инкубаторов, о которых наслышаны многие. Бизнес-инкубатор – это забота государственная, здесь должны дать начальные знания, помочь вылупиться из яйца, научить ходить. Это нужный багаж, но не всем его хватит для успешной работы. Ведь как только предприниматель вышел из бизнес-инкубатора, то он сразу, с самого открытия своего дела, попадает в очень жесткие условия и при этом не имеет никакой поддержки. У малого предприятия появляются первые деньги, и оно сразу начинает платить – и на законных основаниях, и на не очень законных, и вовсе без оснований. Но доходы на этой стадии маленькие, и они очень нужны для собственного развития, покупки технологий, оборудования и тому подобного. Поэтому развитие на этом этапе дается большой кровью, происходит очень жесткий отбор – предприятие либо растет дальше, либо погибает.
Кроме того, есть и другая проблема. У нас в стране никогда не производили специализированного оборудования для малого бизнеса. Всегда делали только самое большое для самых больших – ну если не в мире, то хотя бы в Европе. Сегодня госполитика изменилась. Но она, и совершенно оправданно, направлена на поддержку своего производителя. Декларируется много разнообразных целей и задач, например, создание Фондов трансфера технологий – когда наша наука что-то создала, изобрела и теперь нужно это претворить в бизнес-проект. На это выделяются государственные деньги, создаются разнообразные фонды. Это достаточно длинный и непростой процесс, который действительно нуждается в господдержке.
Но что делать сейчас предпринимателю, который уже работает, уже нуждается в новых технологиях? Ждать, пока плод отечественной научной мысли адаптируют под возможности реального бизнеса? Внедрять сырое? Это большой риск. В то же время на Западе, традиционно делающем упор на малый и средний бизнес, уже сегодня есть множество интересных и нужных разработок и технологий, обкатанных и проверенных. А у нас их пока нет. И нет механизма их передачи оттуда сюда, от них к нам.

- А почему такой механизм не создается на государственном уровне?
- Во-первых, это не государственная задача: раз мы покупаем западные технологии, то мы вкладываем деньги в их развитие, в их науку. Во-вторых, если предприниматель хочет что-то купить, - это его проблема, а не государственная. Пусть берет кредит, покупает, внедряет и получает или не получает прибыль. Это совершенно правильный подход со стороны государства.
Но для начала нужно хотя бы знать, что и где есть в мире. К тому же не у всех есть деньги на покупку. И помочь предпринимателю в этом можно, в том числе и через такие структуры, как наш Фонд.
Фонд занимается двумя видами деятельности. Первая – это импорт и экспорт интеллектуальной собственности. Мы получаем права от собственника патента на производство, проводим маркетинговые исследования, ищем предприятие, которое займется выпуском этого продукта. Работать так довольно просто – ведь эта разработка уже обкатана в других странах, понятно, кому и почему она интересна. Мы можем помочь производителю и на этапе распространения готовой продукции, если нужно.
Второй блок – это импорт ноу-хау, разработок, не защищенных патентом, являющихся комбинацией уже известных систем, технологий и тому подобного, применяющегося в каком-то новом, ранее неизвестном, качестве. Например, мы сейчас занимаемся одной из технологий промышленного клининга оборудования – чисткой сухим льдом. Это очень перспективная разработка, пока малоизвестная в России, а в Калининграде совершенно новая. Она может быть передана малому предприятию на условиях франчайзинга.
То есть, мы говорим предпринимателю: «Мы тебе дадим на удобных для тебя условиях перспективную технологию, научим ею пользоваться, подскажем, где купить оборудование и поможем это сделать. Кроме того, мы пропагандируем эту новинку на рынке. Твоя задача – работать и развиваться дальше».

- Вы говорили об экспорте интеллектуальной собственности. Что это значит?
- Не только в других странах есть интересные нам разработки, но и у нас – в стране и регионе, - есть, что предложить нашим зарубежным партнерам. Пока мы предложить можем очень немного, но я думаю, это не из-за того, что у нас ничего нет, а потому, что мы сами пока не очень хорошо знаем, что у нас есть и как это можно использовать. Но все равно интересные предложения уже есть.

- Как происходит отбор разработок, пропагандой которых займется Фонд?
- У нас есть экспертный совет, в который входят зарубежные и российские эксперты. Мы не берем на себя смелость заявлять, что мы все знаем, в том числе и наперед можем точно предсказать, что будет востребовано на рынке. Мы выработали такую бизнес-схему, которая должна быть устойчивой даже без большого количества спонсоров. Сейчас главный спонсор и попечитель – наша компания «Инок». Но Фонд будет самоокупаемым, будет сам зарабатывать деньги на выполнение своих уставных задач. У экспертов три роли: первая - генерирование проблемы - «у нас нет этого прибора, услуги, технологии, но они нам нужны», вторая – оценка востребованности: «вот это нам нужно или нет?» и третья – поиск места применения: «где это может быть использовано в регионе?». Это позволяет максимально эффективно использовать время и средства.
Мы выбираем достаточно жесткую бизнес-стратегию в условиях ограниченного финансирования, которая предусматривает внедрение коммерчески успешных проектов. Это означает, что выбранные нами технологии, услуги, оборудование могут быть внедрены на уже работающее предприятие. Потому что нам пока не по силам построить новый завод для выпуска пусть и самой прекрасной новинки. Это первое условие работы.
Вторым условием является согласие владельца разработки на эксклюзивный договор с Фондом по ее внедрению в России. Иначе нам неинтересно вкладывать деньги: мы купим, раскрутим, обучим, а кто-то, купив то же самое у того же владельца, «оптимизирует» свои затраты на рекламу и внедрение за наш счет?
И вот когда все эти условия есть, мы начинаем движение. И тут появляются проблемы. В Калининградской области, и не только в ней, необходимы две вещи для передачи знаний: теоретическая подготовка и практическая часть. С первым мы справляемся сами через свой Фонд обучения – читаем лекции, изучаем инструкции, технику безопасности, сферы применения и так далее.
В практической части, когда нужно увидеть как что работает и освоить технологию, мы пошли нетривиальным путем. Государство на покупку учебных образцов, оплату работы преподавателей, аренду или постройку учебных площадок денег не даст. Частные финансы привлечь тоже проблематично – это дело довольно дорогое и убыточное по определению. Мы позиционируем себя как Фонд знаний и технологий для малого и среднего бизнеса, поэтому начинаем вести базу данных по производственным мощностям малых и средних предприятий области: какой потенциал, какое оборудование, кадры есть. И когда в нашем поле знания появляется какая-то интересная разработка, мы предлагаем предприятию, на котором она может быть внедрена с наименьшими затратами, стать нашим партнером.

- Что это дает предприятию?
- Преимущественное право получения технологии, особые условия сотрудничества. А они взамен обязаны стать нашим учебно-производственным участком: принять к себе практикантов от других предприятий, то есть обучить конкурентов, показать им технологические находки. Этот подход и помогает решить практическую часть обучения.

- Получается, что они растят своих конкурентов?
- Бизнес и конкуренция - это устаревшее понятие. Бизнес должен приносить всем удовольствие, и вокруг должны быть партнеры, равные и интересные, которые говорят с тобой на одном языке. Когда кто-то что-то теряет, это уже не бизнес, а война.
Система, подобная нашей, дает возможность вырастить грамотных консультантов, которые будут на этом зарабатывать деньги. Кроме того, она развивает предприятие, дает ему возможность снизить издержки. Это выгодно всем. Любую технологию, которую мы берем в работу, мы проверяем на непротиворечивость интересов. Например, с тем же сухим льдом – можно открыть предприятие с нуля: купить оборудование, наладить производство или поставки сухого льда, нанять и обучить персонал, найти клиентов, убедить их в необходимости такой чистки и зарабатывать сверхприбыли. Если получится. Ведь этот путь потребует больших вложений.
А можно предложить эту технологию уже существующей клининговой компании, у которой есть работники, клиентская база и свои технологии. Мы предлагаем им оборудование в аренду и обучение. А взамен они обучат работать на этом оборудовании представителей других компаний. И это позволит, во-первых, быстро насытить рынок, во-вторых, оценить другим предприятиям перспективы этого направления, а в третьих - не будет порождать конфронтацию. Ведь если спрос есть, то конкуренты все равно появятся. Но в нашем случае будет известно, кто они, где работают и что планируют. Рынок большой, хватит на всех, поэтому нужно уметь грамотно делиться.

- А чем еще занимается сейчас Фонд?
- У нас сейчас в работе два проекта по интеллектуальной собственности: механические раздвижные лестницы, которые поднимаются на высоту 11 метров и электронный документооборот на малых предприятиях. Мы по каждой идее провели комплекс работ, о котором я говорил выше.
Все эти разработки имеют хорошие перспективы. Лестницы удобны, не требуют электроэнергии и просты в работе.
Особенно хорошие перспективы у электронного документооборота - он будет очень востребован на рынке. Это нужно любому предприятию независимо от вида деятельности и размера – у всех есть поток обязательных документов, который должен двигаться по определенному маршруту. А у малого предприятия с этим процессом традиционно дела обстоят не очень. В крупных компаниях есть специальные штатные единицы для ведения делопроизводства, а частному предпринимателю или мастерской, где работают пять человек, таких специалистов содержать накладно. Поэтому там занимается документами кто угодно – сам собственник, бухгалтер, чуть ли не уборщица. В результате в документах часто неразбериха, которая влечет за собой проблемы для всех: и для собственника бизнеса, и для его наемного работника. Ведь те же приказы о приеме на работу нужно делать вовремя и правильно независимо от того, сколько человек работают на предприятии. А система электронного документооборота подскажет, что и когда нужно сделать.
Мы создаем платформу для реального развития малого бизнеса, выходим на различные организации, которые могут оказать поддержку. Например, есть шведская консалтинговая компания, которая готова компенсировать малому предприятию до половины стоимости системы электронного документооборота и обучить пользованию ею. Мы берем на себя практическую часть – внедрение этой системы, адаптированной под конкретное предприятие.
- Планируете ли вы сотрудничество с органами власти, структурами, подобными вашей?
- Мы будем участвовать в тендерах, которые проводит региональное правительство, на оказание консалтинговых и образовательных услуг малому бизнесу. Все-таки и в нашей стране постепенно переходят к общемировой практике покупки госструктурами услуг у коммерческих фирм через конкурсы. При правильно организованном процессе в них будут побеждать те, кто действительно работает в данном направлении лучше всех.
Мы открыты для сотрудничества во всех направлениях. Конечно, пока основным партнером является компания «Инок», но у нас нет цели закрыть собой все. Мы не хотим, чтобы при нехватке времени, ресурсов люди стояли в очереди. Поэтому свои наработки мы предлагаем и другим.

- А российские партнеры у вас есть?
- Фонд - молодая структура, но по началу работы уже видно, что к нам проявлен большой интерес. Наш Фонд оказался удачной пилотной моделью. По его образцу открыты аналогичные Фонды в Польше, Эстонии. Ведутся переговоры по организации Фонда в Белоруссии, Литве. 6 октября мы планируем провести презентацию нашего Фонда для представителей 15 регионов России. Так что о наличии российских партнеров можно будет говорить по окончании презентации.

- А все-таки - зачем вам это нужно? Ведь вы вкладываете собственные средства…
- Мы хотим, чтобы наш Фонд работал как бизнес-ангел. Это понятие хорошо известно в мире: у кого-то есть успешный бизнес, и он ищет деятельного человека, который может его развивать. Собственник бизнеса дает этому человеку какую-то долю в предприятии, оказывает ему юридическую, бухгалтерскую и другую поддержку. И постепенно этот новый человек выкупает все предприятие. То есть, старый собственник зарабатывает на продаже, а новый получает возможность спокойно развиваться не на пустом месте.
Мы хотим, чтобы работа Фонда стала такой. Это позволит и зарабатывать средства для приобретения новых разработок, и развивать конкурентоспособный бизнес в регионе. Мы занимаемся информацией, и делимся ею. Мы много знаем о многом, а если не знаем, то знаем, где это найти. Мы предлагаем что-то, интересное конкретному предприятию, а не пытаемся заботится обо всех вообще и сразу. Мы не даем кредитов, не оказываем материальной помощи зарождающемуся бизнесу. Мы не собираемся поддерживать кого-то просто так, вообще. Если человек не знает ничего о том бизнесе, которым он собирается заниматься, то фонд ему не помощник. Мы работаем с теми, кто уже работает и хочет развиваться. Мы не будем учить с нуля. Это задача бизнес-инкубатора. А вот помочь найти партнера, производственное оборудование, расширить производство – это задача фонда. Мы считаем, что это нужно и важно для всех.

Галина Воронова